Тренинговый центр
«Мастерская визуальной психодиагностики»

Задать вопрос
Задать вопрос
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Книга «Психоманипуляции вокруг нас»
Книга «Психоманипуляции вокруг нас»
Печатные книги: 

80 грн. (Украинa)

300 руб. (Россия)

Электронные книги: 

129 руб. на litres.ru

50 грн. на andronum.com

Вы хотите получить дополнительные сведения о будущем бизнес-партнере? Вам не хотелось бы преждевременно раскрывать свои секреты, преимущества и слабости? Вы меньше всего желаете стать объектом скрытого манипулирования со стороны других? Вам небезразлично, что происходит с вверенным вам персоналом фирмы? Об этом и многом другом эта книга Владимира Тараненко. Она написана в стиле «антифастфуда» - т.е. весьма обстоятельно и серьезно, с акцентом на раскрытие всей подноготной психологических манипулятивных механизмов и приемов. Приведенный в ней материал, как и в предыдущих книгах этого автора, - оригинален, а подчас и уникален. В ней даны примеры психовоздействия «организованного пространства» - постеров, плакатов, обложек и т.д. Данная книга – это предупреждение тем, кто, выигрывая тактическое «сегодня», применяя те или иные психоманипулятивные приемы, рискует потерять стратегическое «завтра».

Содержание 
ГЛАВА 1. «Удобные» исполнители или Роковая ошибка бизнес инкубатора
1.1. В тени растущей интроекции — к закату, или «новому» рассвету?
0
1.2. Право силы, или Последний довод королей.
0
1.3. Против течения с Обломанными веслами и оркестром.
0
1.4. Право опыта, или Поставь министра сельского хозяйства управлять разведкой.
0
1.5. Волшебный ключик информации или, Я знаю, что ты знаешь, что я знаю.
0
1.6. Скромное обаяние харизмы, или Доверься моему джину.
0
1.7. Памятка карабкающимся на вершину холма.
0
1.8. Интроективный индекс, или Чтобы узнать хозяина, понаблюдайте за слугой.
0
ГЛАВА 2. Вторжение, или Манипулятивные войны у биологического рубежа
2.1. Световая бомба для промоушна.
1
«У кого, глаза – зеркало души, у кого – бойницы»
К. Прутков «Житейские наблюдения»
 
«Можно смотреть, но не видеть. Гораздо лучше – когда  наоборот»
К. Прутков «Пейзаж из окна»
 
 
     Визуальное вторжение атакует наши глаза и в самом непосредственном смысле – сетчатку глаза.Тем более, что не смотреть мы не можем, как никак ориентируемся во внешней среде преимущественно благодаря зрению. И безусловно не осознаем всю гамму визуального ряда, который непрерывно «загружается» в наш мозг посредством глаз. Действительно, нечто напоминающее приоткрытые ворота вглубь нас самих… Почему бы и не воспользоваться дарованным природой входом для нанесения атаки вторжения.
                                
     Именно так необходимо расценивать приемы локального или кратковременного ослепления глаз человека. Самый яркий пример – концертная оптически лазерная  установка для производства светоэффектов.  Это когда по лицам посетителей, словно по мишеням,    полощут тонкие  лезвия  разноцветных  лучей. Традиционное  мнение: так легче “завести” толпу, заставить ее раскрепоститься, уйти от обыденного и вовлечься в музыкальное действие. Ответ от части правдивый, но не до конца. В знаменитой Берлинской военной операции в апреле 45-го войска 1-го Белорусского фронта начали атаку перед рассветом, неожиданно ослепив противника  зенитными прожекторами. Защитники траншей и дотов оказались в состоянии глубокого психологического шока. Впрочем, и до этого в позиционной войне начали применяться световые бомбы чрезвычайной яркости – опять не только для подсветки, но и  для деморализации противника. Применение  современной «световой гранаты» (рекламируется в фильмах на антитеррористическую тему) преследует ту же цель – временно вывести из строя человека, ошеломить его психически и подавить активность к  дальнейшему сопротивлению.  Дело ведь не только в том, что неожиданно ослепленный человек ничего не видит некоторое время (что очевидно), но не менее значимо то, что он начинает испытывать необъяснимый страх. Понятно, почему - ослепленный человек временно беспомощен в пространстве и это,  для организма, пожалуй, невыносимо. Глубокий страх, как известно, действует однозначно угнетающе, легкий  - активизирует силы (нам всегда приятен небольшой риск); а неожиданно возникший – создает чувство паники, подталкивающий человека либо бежать либо драться. Но во всех случаях первичная запись страха будет сохранена. Поэтому поведение толпы в диско-зале  двойственно: она одновременно и активизирована и напугана. Последнее не осознается под бодрые выкрики и «заводную» музыку, но если вдруг что-нибудь еще случится… 
 
     Примем также к сведению, что все  то, что вызывает у нас страх осознается как некая внешняя сила, нам не подконтрольная, но, зато могущая нас подчинить своей воле (иначе б мы не боялись). Проблесковый маяк на автомобиле именно так и воздействует. Эффект кратковременного ослепления (плюс ритмика!)  сказывается угнетающе на смотрящих и они уступают дорогу. Или выполняют приказания.  В любом случае психологическое доминирование на дороге обеспечено тому, кто оснащен подобным устройством. Известен водителям и угнетающий феномен длительной езды ночью против встречного транспорта. Но особенно это хорошо ощущают на себе велосипедисты, у которых после нескольких часов движения под полощущим их лица светом автомобильных фар начинается сильнейший психический  дискомфорт.
     К слову, обычный фонарик в условиях наших вечно темных улиц большую половину года – весьма  и весьма  эффективное средство самозащиты. Неожиданный луч света в лицо нападающему – его шок, пусть и кратковременный и ваше преимущество произвести очередное действие: ударить, убежать, уйти. Тот же вариант и с напавшей собакой  (сейчас это уже далеко не шутки) – зверь не выносит светового фокуса направленного в его зрачки. Только не отводите руку с фонариком и потихоньку наступайте – он обязательно убежит (проверено не только автором). 
 
     Ярко светящиеся глаза «динозавриков», «монстров» и прочив чудовищ из компьютерных игр-бродилок, видеоигр, «мультяшек» и прочей виртуальной развлекаловки аналогично вторгаются в психику тех, кто решил с ними «поиграть». И здесь вариантов всего два: либо навсегда «потушить» пронзающий тебя взгляд явно враждебного существа, либо уйти восвояси (все - таки игра!), но… с наработанным легким неврозом.  
 
     Для психоманипуляций  рекламного типа принципиально важно то, что любой информационный образ, который сопровождает  акт локального ослепления запоминается нами однозначно и на подсознательном уровне (при этом источник света «на вас» и нужный образ должны находиться буквально рядом). Более того, поскольку мы были в тот момент «повержены» и слегка беспомощны, то запечатленный образ автоматически будет воспринят нами как доминанта, который необходимо покориться и ей следовать. Все. «Промоушен» удался – теперь вы обязательно купите то, что вам «насветили». Либо посетите еще раз концерт и будет счастливы, не осознавая, что вас теперь отчасти уже «ведут». (Ах, милые сольные вечера в камерной обстановке – много ль вас сейчас посещают?). Обязательно сопровождать атаку светом дополнением информацией – неплохое «ноу-хау» современных рекламистов.
2.2. Атака цветом, или земной шар цвета хаки.
1
«Как покрасишь – так и станешь жить»
«Из опыта  советских новоселов»
 
 
     О психовоздействии цвета в наше время написано и сказано много. Дело  Макса Люшера (основателя  современной цветопсихологии) живет и процветает. Еще бы.  С помощью верно подобранной цветовой гаммы в нужной точке и в определенной ситуации мы можем сформировать у человека наперед заданный побудительный импульс. Не говоря уже о настроении. А если придется, то «цветовой» инструментарий  позволит проникнуть в психику человека и поглубже. 
 
     «Световой» карцер преследует именно такую цель: взломать и подавить  сопротивление личности. Слепящий режущий  электрический свет,   безукоризненно белые стены помещения  создают мощнейший психоэнергетический поток вторжения и человек побывавший в такой «световой» ванне еще не скоро придет в себя. Нечто аналогичное происходит с нашей психикой, если мы попадаем в абсолютную темноту (для полноты эффекта добавьте еще и клаусто-эффект,  т.е. сузьте личное пространство до тесного короба и уберите все звуки). Даже несколько часов пребывания в таких условиях оставляют заметный травмирующий след. Если же слепящий свет и провальная чернота чередуют друг друга, то человек тем более угнетается от непрерывной вереницы микрострессов. Наши осенью слишком рано темнеющие улицы (ну кто это «додумался» к зиме искусственно «укорачивать» и без того короткий световой день?) в ожерелье слишком ярких «заведений» медленно, но неизбежно подтачивают жизненный оптимизм - так что к весне в итоге неврозы, фобии, и суицидальные порывы. Впрочем, угнетать можно не только атакой белого и черного. Надолго подавить спонтанную активность и прочие потенции  человека можно окружив его, например, темно-зеленым цветом. Людям, облачившимся в цвет хаки легче выполнять чужие распоряжения уже по самому «цветовому настрою». Вторжение темно-зеленого «отметет» всяческие сентименты, рефлексию и прочие чувственные вещи в душе человека, пожалуй, действительно останется лишь «надо» и «марш, марш левой!». И если к темно-зеленому в сочетании добавить алого и еще цвета стали, то в итоге получим толпу, послушную милитаризованному духу. Останется лишь явить вождя… Если же время или ситуация запрашивает сильных лидеров, опирающихся на сплоченную группировку – тогда на улицах появляются приземистые хищнорылые автомобили-акулы  окрашенные в мокнущий под дождем асфальт. Глубокий перламутровый темно-темно-серый  заставит уважительно посторониться и случайного прохожего и неслучайного конкурента. Вторгающийся в подсознание «мокрый темно-серый» заставит уважать стоящую перед смотрящим непоколебимую и динамичную в своем упорстве силу. Дело ведь не только в запрятанных под  угрюмо-серым цветом  ломовых «лошадиных силах» и деньгах за них уплаченных. Просто-напросто человек привык уважительно относиться к прочности и надежности каменных пород по типу базальтовых.  И если они пришли в состояние подвижки…  Пора посторониться и дать дорогу.
     Кавалькада слепяще-черных сверкающих серебром лимузинов – это уже вторжение почти харизмы. Безграничность, мощь, успех и уверенность, что так есть и  будет так  всегда. Зеркально черный лакированный отблеск не нуждается в признании, он как король той свиты, в которой можем оказаться и мы с вами. В черном матовом – совершенно иной нюанс: он влечет и приказывает той силой, которая бывает у перешагнувших барьер и оказавшись лицом к лицу с запредельным. В эбонитовой статуэтке сокрыта глубокая магия хотя бы в самом глубоком погружающем цвете. Точно так вторгается в наше подсознание глубокая летняя  ночь  - и мы под ее чарами иногда забываем свои «дневные» роли. 
 
     Цветовое вторжение не обязательно должно быть тотальным,  иногда достаточно  бывает  лишь  яркого цветового фрагмента, чтобы мы прочувствовали некий толчок к действию или поступку. Именно так срабатывает «правильно» оформленная упаковка товара. Искусство мерчандайзинга  ну никак не может игнорировать цвет как инструмент психовоздействия.  И в желании во что бы то ни стало расшевелить наш с вами покупательский  «зуд» дизайнеры готовы выплеснуть на прилавки самые «дикие» сочетания цветовой палитры.  Пусть ошеломляет взор,  лишь бы продавалось. Но куда серьезнее  возникает ситуация для нашей психики, если мы вдруг споткнулись о взгляд «с экрана». 
2.3. Мегаполис взирающих образов.
1
Поздно отводить взгляд, когда на тебя смотрят в упор
Проверенная  житейская мудрость
 
 
     Нас окружают лица. От них ни спрятаться, ни скрыться. Они повсюду и пытаются бесцеремонно обратить на себя внимания. Им не  откажешь и не поставишь их на место. Потому что они – лишь образы, оптические «големы» живущие только в изображении, но от этого становится не легче. Скорее наоборот – те, кто пристально смотрят на тебя и очень похожи на людей, но не живые могут подчас и напугать даже того, кто мало подвержен фобиям. Ради спортивного интереса пройдитесь абсолютно пустынным городом, встречая на своем пути лишь натурализированные изображения людей и вы ощутите смутное беспокойство. Нам от очень дальних предков достался весьма ценный архетип сигнальной нервной системы - безусловно и тот час реагировать на любой взгляд обращенный на нас. Видимо тех же предков сия  избранная чувствительность спасала от тотального поедания хищниками, а позже, чего греха таить, и от убиения братьями по разуму. В современном обществе охота на «двуногих» не поощряется, но взгляд, изображенный «в натуру» мы тем не менее воспринимаем как вторжение.  
 
     Особенно, если с рекламной картинки смотрят пристально и в упор. Т.е. как бы по праву сильнейшего. То, что при этом подсовывают нам какую-то услугу или товар уже не так важно. Попытка сломить индивидуальную автономию и превратить смотрящего во внушаемое существо была предпринята. Мы, конечно, привыкаем, отводим свои глаза и вроде бы не переживаем – изображение, пусть и предельно правдоподобное все же не живой человек, пусть смотрит на нас. Впрочем, нашим  биологическим защитным  механизмам это не объяснишь – они по любому будут активизироваться на вторжение в личную зону. В итоге, накапливающаяся психическая усталость и от этого тоже, потому как  приходится непрерывно защищаться. А мы свое угнетенное состояние чаще всего незаслуженно относим на мелкие неурядицы на работе.   
 
     Куда хуже, если  помимо взгляда «в душу» нас еще «достают» эмоциями, выразительно демонстрирующими сюжетными героями с рекламного плаката. Ныне это считается особым рекламным «писком». Все верно, ведь смотрящие – живые люди и ничто человеческое им не чуждо, особенно если демонстрируемые чувства или эмоции из разряда безусловных раздражителей как-то: страх, гнев, боль, неуемная радость или даже ужас. Во всяком случае, изображение человека с широко раскрытым ртом, так что просматривается затемненный зев  никогда не будет восприниматься  как что положительное или даже нейтральное. Просматривающийся зев или глотка – всегда  безусловная опасность, тревога в высшей степени, переходящая в ужас. Вспомним жуткий миф о Харибде с ее отверзающейся пастью,  в которую едва не затянуло корабль Одиссея или хотя на миг  представим  внимательно смотрящую на нас змею… 
 
     Рекламный постер, бывает, не настолько откровенен, но эффект «зияющей глотки» в нем задействован полностью.  И не важно, что разработчик на претензию ответит: «Это у меня люди так улыбаются и кричат от радости». Крик он и есть крик (вспомним  побивший многие рекорды одноименный фильм ужасов ). Нас пугают, чтобы вместе со страхом «намертво» отложился в подсознании образ рекламируемой продукции. То, чего мы побаиваемся – в том и нуждаемся, чтобы обрести покой и хорошее самочувствие. Значит, неизбежно придем за покупкой. Умело организованное вторжение отрицательными эмоциями  беспроигрышно принесет барыши. Оставив «на сдачу»  загнанные глубоко внутрь необъяснимые неврозы и фобии. Пройдитесь городом.  Изображений лиц  с искаженными страхом, криком, «дикой» радостью  вы  встретите преогромное множество.  Помимо «зияющих глоток» привлекут ваше внимание лихорадочно расширенные глаза с затемненными зрачками. Это тоже безусловный рефлекс на вторжение чего-то нехорошего извне. Обычно зрачок расширяется от ужаса. Вспугните неожиданно домашнего кота, и у него произойдет тоже самое. Во многих  голливудских фильмах данный изобразительный прием призван подчеркнуть предельную опасность и драматизм ситуации.  С некоторой долей черного юмора можно сказать, что нам повезло: ужастики  самого различного пошиба нам демонстрируют теперь бесплатно. В расчете на то, что взгляд покупателя не скользнет равнодушно мимо рекламируемого товара. Ненормально расширенный и зачерненный зрачок  героя или героини с картинки нам  в этом поможет…
    Последнее время в рекламных телевизионных видеороликах, а  вскоре и в сюжетах расклеенных постеров  стало «модным» изображать в самом непосредственном  смысле «звериные эмоции». Это когда с виду вполне нормальные люди на телевизионном экране (или в изображении на картинке) начинают вдруг обнажать зубы-резцы (наши бывшие клыки),  ни с того ни с сего начинают рычать друг на друга, хищно сужать глаза и  в  общем, вести себя как хищные звери в преддверии кровавой резни. «Нагоняем драйв», - опять же пожмет плечами разработчик сюжета. И снова будет прав, но  поскольку мы – люди, то нападающего зверя, в каком бы то ни было обличье -  привыкли истреблять. Так было много тысяч лет назад у кроманьонских костров, так видимо будет и в космическом будущем. Отсюда – безусловная активация всех наших мобилизационных центров при виде столь явной  звериной враждебности.  И если кто-то послабее начинает «уважать» образ зверя и подстраиваться под него, то кто-то готов держать до последнего свой рубеж человечного.  Вторгаясь подобным «звериным» стилем  в нашу бытийность, реклама может быть того не желая, ставит нас перед выбором, кто внутри тебя сильнее: зверь или человек.
 
     Еще один нынче весьма «хитовый» способ визуального вторжения – в буквальном смысле пространственный «наезд» на зрителя. Продвинутые мастера нейролингвистического программирования назовут сей прием обязательно как-то хитро мудро,  к примеру: «перехлест двух модальностей со смещением точки перехлеста на субъекте». Автор отнюдь не шутит – «нлп-специалисты» любят таким макаром выражаться, как никак они сейчас на волне модернистского успеха. На проверку однако, новое нередко оказывается хорошо забытым старым. Визуальный «наезд» в своих художествах  начали практиковать модернисты, футуристы  и экспрессионисты  еще в  начале XX  века. Вспомним знаменитый плакат времен гражданской войны под жестким требовательным  слоганом : «Ты, записался добровольцем на фронт?!». Полыхающий нездоровым революционным  (а может – кокаинистским?)  огнем  «угольный» взгляд красноармейца в упор – уже безусловное вторжение. Но есть еще вытянутая вперед поза и самое главное – дырявящий пространство перед собой (а значит и нас с вами,  смотрящих) костлявый крючковатый указательный палец. Игнорировать этот  тычущий перст никак невозможно.  «За роспальцовку надо отвечать», - мрачно  изрекли бы  те,  кто в недавние времена  все-таки покончил с красным жупелом, но еще не привык получать эстетическое наслаждение от посещения картинных галерей.  
 
     Визуальный «наезд» как вы уже поняли, имитирует «на картинке»  до полного жизнеподобия атакующий жест в сторону смотрящего. Чаще всего это вытянутая в броске рука, сующая нам «под нос» какую-нибудь коробочку (ради нее то столько изощренного нападения!).  Встречается, правда, и ногой, точнее, всей ступней « по фейсу» зрителя. Чтобы он удачно запамятовал  рифленый узор рекламируемой обуви и побежал, купил. В противном случае – раздавят как червя. Еще могут направить в живот сверло крупного диаметра. Которое, в свою очередь, ввинчено в суперсовременную многоскоростную электродрель, уже подключенную к сети и готовую делать, что она умеет лучше всего. Могут…, но пока еще не хлюпают нам «визуально» в лицо водкой и не протыкают глаза вилкой со шпротами. Впрочем, все к тому идет, особенно если «картинки» обретут голографическую трехмерность, а нам припишут в метро без специальных очков не заходить. На улицу показываться, впрочем, тоже. И если мы пока еще отличаем «наезд»  протекторов автомобиля, потому как он еще «нарисован», то вскоре перебегать реальный асфальт часы пик  покажется раем в сравнении с вторгающейся виртуальностью. Такой маленький человечек, перечеркнутый жирной чертой. Автор дарит этот образ любителям  вторжения и виртуального «драйва». На сдачу.
2.4. Gannibal ante portas! или Враг у ворот!
1
“Не стой под стрелой”
Техника безопасности на стройке
 
«Мне, кажется, нравится вон та сиамская кошечка.
Но как ней приблизиться, чтоб морду не исцарапала?»
Насущный вопрос опытного дворового кота
 
 
     Контактное вторжение уже из разряда  физической реальности. Конечно, визуальный аспект тоже присутствует, но поскольку любая вещь обладает объемом, формой и плотностью, и неминуемо вытесняет собой другие тела… А поскольку у каждого из нас имеется свое личное жизненное пространство, которое обязательно включает интимную зону, то нежданное вторжение и непрошеное приближение к нашему телу, по законам биологического выживания  должно вызывать неминуемый стресс и полную мобилизацию. Размер  физического пространства,  который мы  оберегаем от вторжения колеблется  в радиусе длины вытянутой  руки, но особенно мы защищаем нашу интимную зону, когда  уже «почти впритык» (радиус в длину локтя, или того меньше). Понятно почему – на таком расстоянии тела едва ли не приходят в соприкосновение.  Увы, мы не одинокие путники в пустыне, не схимники  и  не ковбои на ранчо, поэтому в неизбежной людской толчее нам приходится временно мириться с тем, что кто-то об нас потерся, привалился, прижался и т.д.  Но если в вагоне метро мы воспримем  это как данность, то уже, скажем, на пляже – однозначно как оскорбление. И будем совершенно правы, поскольку право на контактное вторжение в любом обществе и в любой культуре предельно строго регламентировано. Можно слегка  «потолкаться» на рынке, стадионе, общественном транспорте, но подобное поведение в фойе театра уже совершенно безобразно. А в бильярдном баре – наказуемо. Точно также, подойти близко и спросить о времени в пустынном ночном сквере небезопасно – мало ли что о тебе подумают. И тем более никаких резких движений в «интимной» зоне соприкосновения – можно ведь потом  прийти в себя уже в другом месте. Сохранять неприкосновенным прилегающее к телу  жизненное пространство  передалось нам по  генетическому наследству от животных,  поскольку  в мире инстинктов,  это -  строжайшее изо всех табу. Между прочим, маленькие дети в детском садике, еще не усвоившие толком культурных норм, крайне негативно реагируют на вторжение чужака на их личную территорию. Да и «своим» кровным родителям порой просто невозможно отобрать у ребенка с рук его игрушку. Ребенок будет абсолютно искренне защищать свое право на подконтрольную только ему территорию. (Поэтому для нормального развития так актуально, чтобы у него был свой неприкосновенный детский угол. И упаси вас Бог там наводить свои «взрослые» порядки!) Точно также у каждого народа на Земле, независимо от его технологического развития – свои кровные культурные «допуски» в зону личного пространства.  И нарушать их никому не следует, невзирая на  глобальную интернационализацию межперсональных контактов.
       Тем не  менее, некие «умники» уже в наше время предложили использовать вовсю непрошеное контактное вторжение в интимную зону личности в качестве некоего «промоушена». И даже название придумали сему деянию: «контактный якорь». Например, убедив в чем-то собеседника, непременно возьмите его, скажем, за левое запястье. И если в следующий раз он заартачится, то опять его взяв за ту же руку вы непременно добьетесь своего. Согласитесь, очень напоминает  при сеансе гипноза ключевое слово для входа-выхода из состояния гипноза – раппорт. Прием будет срабатывать, но только на внушаемых личностях, точно также как в сельском клубе заезжий гипнотизер обязательно найдет парочку своих пациентов. Но вот чтобы тотально и  массово… Впрочем, каждый из нас об этом может судить отдельно. 90-ые годы только но ушедшего XX  века на терниях бывшего СССР ознаменовались весьма организованным выходом на авансцену  бизнеса  доселе невиданных игроков – т.н. «канадских мальчиков». Вскоре их назовут представителями «мам - бизнеса» или более понятливо -  «сетевого маркетинга». По сути дела внутри некогда единой, а теперь лоскутной территории образуется невидимый, но очень активный «фронт без флангов». Бойцов новой бизнес генерации  отличала  невиданная наглость – они смело подходили на улице к незнакомым людям,  совали им в руки какие-то товары, смело заглядывали в ошарашенные глаза и проникновенно что-то обещали.  Поначалу результат превзошел все ожидания – «совки», прошедшие вакцинацию тоталитаризмом,  легко и безропотно отдавали свои кровные за щедрые посулы. Они по наивности  считали,  что тот, кто берет на себя смелость так открыто вторгаться в их личную территорию, так же ответственно будет выполнять взятые на себя обязательства. 
 
     Этому их  с детства  приучило  родимое  государство социального иждивенчества и покоры.  Но… гони ее природу в дверь, а она влезет в окна. Неучтен был тот факт, что народ, которого многократно обманывали его же руководители в итоге начинает верить только в свои личные силы. И начнет до крови в ногтях держаться за свое кровное,  нажитое горьким опытом и горбом. В итоге девятый вал «сетевого маркетинга» схлынул так же внезапно, как  вдруг прекращается июльская гроза. Не то, чтобы проникнуть в офис, даже на улице во время празднеств воспитаннику «канадских мальчиков» уже сложно попытаться подойти к гражданину. Контактный прорыв в интимную зону  отныне чреват неприятностями для «захватчика». «Контактные якоря» могут быть оборваны вместе с пальцами, тянущимися бес спросу к пуговице на пиджаке. Просто времена стали более ответственные, а главное, люди больше верят в свои силы и гораздо выше ценят свою автономность. 
 
     Кажется, контактное вторжение вернулось на круги своя и заняло исконное свое место – в сфере экстремальных межличностных «разборок» или как еще говорят -  «выяснения отношений». Да, тот кто сумел «переглядеть» противника  (важно не моргать и не отводить в сторону  взгляд, как минимум это небезопасно) и первым приблизиться – имеет определенную психологическую фору. Он как бы продемонстрировал силу и уверенность. Но не забывайте, что самый опасный противник  именно тот, кто умеет выжидать и дает возможность своему врагу полностью раскрыться. И тогда ни взгляд в упор, ни запоздалый «контактный хук» уже не спасут. В жизни чаще всего побеждает тот, у кого крепче нервы и больше моральных оснований парировать удар. Видимо не стоит повторять ошибки «млм-стратегов». 
2.5. «Заказанный» звук.
1
«Люди обладающие тонким слухом редко попадают впросак»
Подмеченное наблюдение
 
«Женщина любит ушами. Мудра…»
(…)
 
« - Сынок, ты часто посещаешь дискотеку. Гляди оглохнешь.
-  Мама, спасибо, я уже пообедал»
Современная притча 
 
 
     Принято почему-то считать  звук в жизни человека чем-то более второстепенным, нежели зрение. Кто-то даже «подсчитал», что, дескать 70-80 процентов невербальной информации,  мы получаем визуально,  а  на слух приходится каких-то 20-15. Вообще то постановка подобного вопроса совершенно некорректна и попахивает неким механицизмом, если не хуже: «зачем тебе два глаза, давай один…». Ведь глупо, согласитесь, оспаривать, что для человека важнее? Возможно, увлекаясь подобного рода психофизиологической «бухгалтерией»  мы уходим от истинного понимания своей природы?  Во всяком случае, на примере со слухом напрашивается такой вывод. Мы, современные люди,  почему-то напрочь вытесняем осознание того,  насколько бесценна и уникальна для нас информация, которую доносит звук. Зато даже лентяй-школьник без труда ответит  о  полезности и незаменимости  такого технического изобретения как радиолокационная станция.  «Без РЛС мы будем слепы как новорожденные котята» - ответит любой военный. Заметьте – «слепы», а не глухи, хотя подобного рода устройства не относятся к разряду оптических. И тем не менее наш язык нас не обманывает.

 

     С помощью слуха мы, действительно, можем иметь представление о том, что сокрыто от глаз и недоступно визуальному сканированию. По сути дела, наши уши – те же локаторы, поскольку они улавливают «сверхдальнюю» информацию.  Гудок паровоза мы услышим  гораздо раньше, нежели набредем на полустанок. Отметим также ту особенность, что звук приносит нам ту информацию, которая до конца «не проявлена»: если к примеру лесу грянул выстрел, мы догадываемся, что где-то рядом бродит охотник, хотя его не видим. Иначе говоря, то,  что «есть», но сокрыто,  наш слух позволяет нам идентифицировать. Таким образом – экстраполяция, предвидение и стратегический расчет – суть явления во многом зависящие от «слуховой» переработки информации. Сверхтонкая дифференцировка  процессов также во многом зависит от умения «слушать». И ведь действительно, человек привык напрягать слух или невольно прислушиваться, если у него возникает желание в чем-то глубоко и основательно разобраться. Психоанализ позы  (по А.  Пизу) это подтверждает: интересную и значимую информацию  мы обязательно слушаем в пол-оборота головы.  Точно также, если над чем-то напряженно размышляем, то невольно принимаем вид «вслушивающегося» в себя человека. Получается, что аналитика высокого класса во многом зависит от умения «слышать» информацию. Не «видеть» и уж тем более, не рационализировать, а именно слышать отзвуки грядущих изменений, с тем, чтобы не оказаться застигнутым врасплох…   То что мы называем «сборкой» или синтезом, по-видимому, также основывается на деятельности зон слуховой коры головного мозга. Проще говоря,  «слушание» весьма полезно для  развития  интеллектуальных способностей.  Шерлок Холмс когда имел проблемы с версиями преступления всегда брался за скрипку. И очень неглупо поступали дворяне,  заставляя для общего развития своих отпрысков музицировать. Прагматичный и до нельзя технизированный  XX  век ничего не изменил. Вальтер Шелленберг (скрипка)  и  Михаил Калинин (аккордеон) были прекрасными музыкантами. Но прославились,  увы,  в ином. 

    Информацию, которую приносит нам слух, наш мозг привык целиком воспринимать и глубинно перерабатывать.  Иначе говоря,  сознательная «цензура» в данном случае почти отсутствует. Т.е. мы слышим все, но многое попросту  не осознаем.  Вот здесь, как говорится, и зарыта собака.  Если что-то и «впаивать», то только посредством  слуховой подачи.  Есть гарант, что информация достигнет глубин подсознания и там прочно закрепится. Теперь становится понятным ренессанс радиостанций ( FM диапазона) в  наше время, когда казалось бы телевидение и пресса напрочь потеснили  своего «архаического»  конкурента. Чистый эфирный звук безо всяких примесей иных  информационных носителей  оказался идеальным инструментом для рекламных целей.  «Звуковое» внушение обладает высочайшей отдачей, поскольку действует как побуждение в скрытой латентной форме.  И даже если глаза видят одно, а  уши слышат совершенно противоположное – в итоге победят последние. Парадокс (лучше раз увидеть, чем сто раз услышать?), но в стратегическом плане именно так и происходит. Советская власть начала прочно закрепляться в умах обывателя именно благодаря радиоточкам, внедренным в каждое жилище.   Вот уж  где поистине было гениальнейшее «пи-ар» - мероприятие!   Сельские майданные радиорепродукторы во многих  малых населенных  пунктах до сих пор исправно несут свою  службу коллективного пропагандиста.  А почему бы и нет?  Весь мир людей можно разделить на тех, кто говорит и тех, кто слушает. От себя добавим: критическое отношение посредством зрения в данном случае устранено.

     Вторжение по звуковому каналу  - это как минимум непрерывно долдонящая  в уши информация, от которой ну никак нельзя «отвертеться». Образно –  громкоговоритель без выключателя.  Хорошо если можно уйти от проникающего сквозь черепную коробку звука. А если нет – тогда необходима  целевая блокировка  от «бьющей» по ушам  информации.  Если не можешь выключить звуковую «точку» - значит,  «выключи»  себя. 

     Второй вариант весьма  распространенного звукового вторжения -   неосторожное использование ушных микрофонов для прослушивания звуковой информации и музыки, в обиходе – «наушников».  Дело ведь в том, что звуки мы  «по биологии» воспринимаем поначалу естественным локатором - ушной раковиной, представляющей собой хрящевой вырост. Т. е.  именно тем, что мы собственно  и называем  «ушами» (торчащими, большими, маленькими, не важно).  Микрофон же,  продуцирует звук, который непосредственно  воздействует  на барабанную перепонку, а далее на среднее ухо: (помните из школьной анатомии: молоточек, наковальню и стремечко).  В таком случае естественность прихода звука серьезным образом нарушается – звуковое воздействие оказывается слишком концентрированным, локальным и очищенным от всяких посторонних примесей. Нечто похожее происходит, когда мы садим чудовищные дозы химически чистого сахара в кофе или чай. Дело обычно заканчивается диабетом. С ушами свой печальный финал – человек постепенно глохнет, делается невосприимчив к тонкому анализу поступающей информации и потихоньку  «съезжает»  на жесткую программу поведения.  Никакой предупреждающей адаптации или способностей к предвидению уже не может быть. Человек в наушниках – начинающий «терминатор»  (интересное слово – «терминатор», в переводе с лат.  terminare – ограничивать, а означает  границу света и тени на поверхности Луны,  астероида или  спутника планеты), поскольку для него доступным оказываются лишь простые и категоричные понятия и мотивировки. По сути дела происходит жесткое и однозначное программирования путем прорыва  на подсознание через слуховой канал.  Мудры, ох мудры были те, кто строил дорогостоящие с превосходной акустикой филармонии под «живой звук».  Они стремились развивать свои внутренние способности,  но уж никак не превращать себя  в действующих автоматов.  

     Еще один из новейших способов  атаки звуком  - сверхнизкие частоты, порождаемые пятой  акустической колонкой по технологии «DOLBY SYSTEMS».  Именно подобным «ноу-хау» оборудованы современные кинотеатры во всем мире. Сверхнизкие звуковые  частоты (частота колебания 16 – 100 Гц) вызывают у человека состояние панической тревожности. Именно такая инфразвуковая волна рождается в океане при цунами и на земле при землетрясении. То есть наш организм очень чутко реагирует на звуковой диапазон, несущий информацию о гибели (природный катаклизм однозначно опасен для человека).  Сверхнизкие басы тяжелого рока (хард -,  метал-) угнетают и ломают психику слушателя именно благодаря данному эффекту. В природе звуки очень низкой частоты (инфрадиапазона)  крайне редки  и потому наша психика не запрограммирована на принятие их как нейтральные. Впрочем, тяжелый, стелющийся по земле гул армады бомбардировщиков никем из живущих ныне не будет воспринят как нечто положительное или не стоящее внимания. 

     Система «Долби» нарочным образом  усиляет и фильтрует звуки очень низкого диапазона. Это для того, чтобы мы непроизвольно вжимались в кресло от произведенного эффекта (скажем на экране на зрителя  мчит автомобиль, а затем он резко тормозит – полный «драйв»!). В итоге после такого киносеанса  оболочка психической защиты будет серьезно истощена – атака сверхнизким звуком в закрытом помещении даром  для нашего подсознания не проходит. Комбинация психовоздействия здесь безупречна: вначале зрителя нужно напугать до основания мозгов, а затем предложить ему некий «позитив». Иными словами, вначале пробить брешь, а затем подсунуть некую внешнюю  программу. Так происходит вторжение по схеме сверхнизких  звуковых  частот. 

    Как в данном случае противодействовать? Видимо отдавать должное театру, филармонии, опере и просто уличным певцам, но при этом пореже попадать под «обстрел»  гигантских динамиков в искусственно замкнутом пространстве.  Пусть земля и стены наших жилищ дрожат тогда лишь,  когда происходит нечто опасное, но вполне естественное.  Не стоит преждевременно ломать страхом свою психику. В жизни всегда найдется место работе, когда понадобится умение не бояться.

2.6. Уходящие сквозь расставленные сети.
1
«Собаки лают – караван идет»
Древняя восточная пословица
 
«Будь осторожен!…»
Виктор Цой
 
«Кони Йото любит волков,   потому что они – наивны.
Кони Йото любит врагов, потому что они – бессильны»
Вячеслав Бутусов, песня «Кони Йото»
 
 
     К вторжению нужно относиться как к любому нападению, от которого мы не хотим пострадать. Прежде всего осознавать что на нас воздействуют  именно в такой способ. А поэтому не всегда стоит относить возникшую тревожность, невротическое состояние и прочий психологический дискомфорт на свой счет. Не культивируйте в себе ипохондрию, а проще – мнительность. Ну была произведена атака извне, вы ее осознали и… делайте не взирая ни на что свою работу. Наша психика, в принципе, чрезвычайно мощно защищена от чужеродного вторжения, главное -  не расшатывать ее самолично изнутри. Безусловно, при плохом самочувствии или усталости не стоит специально «подставляться» и бежать на очередную дискотусовку. Активность какое-то время еще сохранится, но процессы восстановления замедлятся. И если уж нельзя не созерцать агрессивный плакат на улице, то лучше – при полном спокойствии и уверенности.
 
       Чем ведь полезно вторжение? Именно вызовом, на который стоит ответить. Так вырабатывается психологический иммунитет ко всяким   внешним стрессам и накачиваются  наши  «психические мускулы»  по защите и самореализации нашего личностного «Я». По крайней мере в стерилизованном парниковом обществе  происходит неизбежное вырождение. В данном случае, на уровне защитных механизмов. Может быть не так уж плохо, что мы понемножку тренируемся защищать самих себя и отстаивать личное право на самореализацию? Ведь и грипп, как ни парадоксально, заставляя нас защищаться  создает внутри нас прочный иммунитет к более серьезным заболеваниям.
    И еще один совет: если вы чувствуете что вас нарочно злят или пугают – в ответ улыбнитесь. Так вы становитесь сразу во стократ сильнее. Тогда  вторжение само собой отлетит как воланчик от бадминтонной ракетки.  Что же касается толпы, подвергаемой жесткому  бомбардированию,  то все же лучше избежать участи оказаться в ее эпицентре. 
ГЛАВА 3. Большая прибыль экзистенционального вакуума
3.1. Пассажиры неостанавливающегося поезда, или «льготы» прирученных.
0
3.2. Очень занятые люди, или Придуманные правила для счастья.
0
3.3. Пространство предсказуемых неожиданностей, или Шагреневая кожа современной экзистенции.
0
3.4. По ту сторону забора, или Идущие по своей тропе.
0
ГЛАВА 4. Синдром патологического влияния, или Феномен стадности в эпоху брендов
4.1. Корпоративный дух как феномен слияния.
0
4.2. Обреченность бизнес симбиоза.
0
4.3. Ложная самоидентификация, или «Я + товар» = «я другой».
0
4.4. Продуктивное антислияние, или Сойти с обочины.
0
ГЛАВА 5. Безжизненный лик отзеркалья, или Рикошет проекций
5.1. Удобства собственного цензора.
0
5.2. Стреляющие с высокого берега, или Игры моралистов.
0
 
5.3. Куда податься «неправильному» миру? или Под «правильным» прицелом.
0
5.4. Когда некуда бежать.
0
5.5. Прокрустово ложе моралистской идентификации.
0
ГЛАВА 6. Простое манипулирование и его разновидности
6.1. Натурализм.
0
6.2. Наив.
0
6.3. Утилитаризм.
0
6.4. Регрессия.
0
6.5. Деградация.
0
ГЛАВА 7. Диагноз: болезнь успеха
7.1. Опережение с отставанием, или Плата за беспроигрышность.
1
Можно быть впереди планеты всей, особенно если та – незаселена.
Высказывание, приписываемое Йону Тихому
 
Если поезд раскачивается, это еще не значит, что он едет.
Заметки бывалого пассажира
 
Чтобы стать победителем, нужно найти и организовать проигравших.
Из коллекции «золотых» правил пиара
 
 
     Итак, представьте, что вы поделили (например, методом экспертного ранжирования), скажем, группу начинающих менеджеров на следующие категории: А – преуспевающие на своем профессиональном поприще личности; Б – твердые «середняки», не хватающие звезд с неба, но уверенно зарабатывающие себе на хлеб насущный; В – неудачники и маргиналы, отщепенцы и тому подобные субъекты, как-то перебивающиеся в своем деле с хлеба на воду. Согласитесь, почти каждую достаточно большую выборку людей можно с определенной долей объективности разделить на подобные категории применительно к фактору успешности.
 
     А теперь предложим им всем на их собственный выбор задачки четырех типов сложности: 1) очень сложные по всем параметрам, порой требующие инновационного подхода; 2) сложные, но решаемые стандартными методами и приемами; 3) средние; 4) легкие. Поощрения за решение также соответственно разнятся, причем нелинейно: например, задачи категории 1 («очень сложные») по величине вознаграждения могли быть оценены на порядок и более выше, чем задачи класса 4 («легкие»), т.е. риск и сложность вознаграждались сторицей, но... попробуй их реши! Плата производилась, что называется, по труду: сколько за отмерянное экспериментом время (одинаковое для всех) решил, столько и получи. Отметим также, что помимо реальных денег срабатывал еще и фактор общественной оценки: результаты эксперимента не скрывались от желающих понаблюдать. Таким образом, риск уронить либо поднять свой имидж был вполне реален и осознаваем каждым участником столь интригующего эксперимента.
 
     Для вас, уважаемый читатель, также готовое задание, правда бесплатное: угадать, кто на какие задачки бросится. Именно так и поступили экспериментаторы, заранее предвкушая рутинную обработку данных: дескать, успешные подавляющим большинством навалятся на «очень сложные», а неудачники начнут, как белки, орехи щелкать и перерабатывать массу «легких», а «середнячки» соответственно возьмутся за «средние», ну, иногда еще и за «сложные». Однако то, что произошло на самом деле, озадачило теоретиков. Повторные эксперименты лишь подтвердили, что наблюдаемая тенденция далеко не случайность (Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность. – М., 1986. – Гл. 9). Итак, на практике оказалось, что успешные личности как раз всячески избегают очень сложных задач, ведь их нерешение может всерьез и надолго подорвать уже существующий положительный имидж. Действительно, к чему рисковать, если успех и так уже в кармане? Поэтому они вовсю налегали на сложные, но стереотипные задания, которые и оплачиваются прилично и выполнить их можно. «Середняки», правда, повели себя вполне предсказуемо. А вот с неудачниками оказалась полная неожиданность. Примерно половина из них без обиняков занялись легкими задачками, гарантированно зарабатывая себе пусть скромную, но все же оплату. А вот вторая половина (процентный состав может меняться в зависимости от исходной выборки) выбирала без тени сомнения исключительно сложные задачи класса 1! И принялась их решать при минимальных шансах на успех. Изумление экспериментаторов понять можно: вместо преуспевающих неприступные вершины пошли штурмовать аутсайдеры.
 
     Разгадка сего феномена следующая: тем, кто уже и так «внизу», более терять уже нечего. За имидж также можно особо не переживать. Но взяв абсолютно недостигаемую вершину, можно за раз пройти путь «из пешек в дамки». Почему бы не рискнуть, тем более что очереди и толкотни за сверхсложными заданиями не наблюдалось. По этому поводу напрашивается парадоксальная мысль о... регрессионном явлении собственно самого института лидерства и успеха.
 
     Для преуспевающей личности риск страшен уже сам по себе, ибо можно потерять нажитые дивиденды, гарантии и привилегии. Брать новые рубежи – лишняя морока, и потому не проще ли стабилизировать систему так, чтобы всегда быть впереди, не напрягаясь? Что и происходило ранее и происходит сейчас. В итоге само собой возникают революции, кризисы, войны и катаклизмы. Как реакция среды на попытку зацементировать общественные и природные процессы в пользу чьего-то «вечного» лидерства и преуспевания. Образно говоря, диктат уже преуспевающих – это попытка убрать из виду «коробку» со сверхсложными заданиями. Чтобы не было повода и соблазна кому-то рвануть еще выше, в непредсказуемые дали.
     В наши дни функции охраняющего лидерства выполняют всевозможные нормы, допуски, сертификаты, штрафы, санкции, репрессивные налоги. Их цель – ограничить, не допустить, срезать на корню любые пассионарные толчки в подконтрольном социуме. Из «пряников» – допуск в элиту, различные виды разрешений «на...», льготы, поощрения и т.д. Более опосредованный вариант – формирование устойчивого лидерского паблисити путем проведения для самих же себя различных конкурсов, рейтингов, форумов, фестивалей и прочих пиаровских мероприятий с целью убедить широкое общественное мнение в том, что лидер – вот он, успешный и уверенный в завтрашнем дне. Чтобы быть первым не нужно реализовывать какое-то особое качество, достаточно просто убедить в своем превосходстве остальных.
 
     Таким образом, аспект лидерства и успеха из области достижений и могущества ныне незаметно переместился в сферу психологическую, сделавшись в итоге инструментом внушения и убеждения. Отсюда – явление стагнации в современных экономических системах, когда прирост дохода в 3-4% уже воспринимается как серьезный прорыв. Но почему не 15-30%, а то и 45%? Увы, современный лидер боится рисковать, а тем более обнажать себя перед возможными неудачами и лишениями. Паническая боязнь потерять свое лицо (интересно, оно хоть чем-то отличается от стандартного набора таких же?), уронить свой престиж, показаться в чем-то слабым или ранимым, в конце концов, быть просто естественным при взлетах и падениях напрочь отсекают для современного человека успеха возможность действительно широко и смело шагнуть к настоящей самореализации (ну не 3% или 4% прироста в самом же деле!). Калибр запросов и возможностей мельчает – и это в эпоху разрекламированного лидерства. Можно, конечно, тащиться на четвереньках и вовсю уверять друг друга, что от скорости ветер ерошит гриву. Главное, вовремя менять масштаб оценки и декорации. Так почем ныне трюк во славу победителя?
Ставить на человека успеха в ситуациях перелома и предельного риска нельзя, потому что он будет оглядываться на свой блистательный имидж и ни под каким предлогом не примет вызов, если победу придется зарабатывать потом и кровью. И уже изначально будет готов на почетную сдачу своих позиций при условии, что ему предоставят приличествующий статус.
 
     Генерал-полковник Фридрих Паулюс, блистательный офицер вермахта, один из разработчиков плана «Барбаросса», был поставлен Гитлером командовать 6-й армией как наиболее подходящий исполнитель грандиозных замыслов летней кампании 1942 г. Фюрер не ошибся в выборе – Паулюс побоялся предпринять самостоятельные шаги по деблокации окруженной в Сталинграде армии. Он не рискнул даже тогда, когда ему на выручку пошла, рискуя быть окруженной, 1-я танковая группа генерал-полковника Гота. Паулюс слушал канонаду танкового боя, но так и не решился ослушаться приказа фюрера. Не смог его подтолкнуть к решительному прорыву и фельдмаршал Манштейн, тогда, по сути, его непосредственный начальник. Дальше общеизвестно: почетный плен, участие в сталинском Национальном комитете «Свободная Германия», выступление на Нюрнбергском процессе свидетелем советского обвинения (!) и смерть в качестве заслуженного пенсионера в Дрездене в 1957 г.
7.2. Гладиаторы фортуны, или Подворотни удачи.
1
С низкого старта легче брать разгон.
Наставление для спринтеров
 
Чем выше забор, тем пугливее хозяин.
Эмпирическое правило грабителей
 
Богатые грабят под сенью закона, мы же грабим под сенью собственной отваги.
Высказывание флибустьера перед казнью на рее
 
 
     Звучит парадоксально, но лидеры, всецело озабоченные успехом, – не опасны. А вот неудачники... Такой большой процент в их среде рискующих за пределами собственных возможностей – явление достойное внимания. Получается, что маргинальная прослойка (они же аутсайдеры, «дно», «низ») представляет собой котел, в котором бурлят пассионарные токи и рождаются самые безумные идеи. В другое время их устремления неизбежно завяли бы, как нереальные фантазии (все те же ограничивающие 3-4% прироста к достигнутому), но когда отметаются традиционные и постепенные способы добиться успеха, то – почему бы и нет? Отметим – неудачников интересуют только предельно высокодоходные проекты, невзирая на риск и малую реалистичность. С последней категорией вообще нет проблем, ибо для тех, кто «внизу», существуют лишь их гротескные желания и мечты, которые любой ценой должны быть воплощены в явь. Однако в чувстве момента и ситуации аутсайдерам не откажешь. (Чем ниже градиент падения, тем лучше психология выживания, среди бомжей и попрошаек очень много тех, кто хорошо разбираются в людях, иначе попросту там не выживешь.) Поэтому чувство обратной связи у неудачников обострено. Вместе с маниакальной устремленностью к вожделенному парадизу это создает весьма опасный тандем.
Вся ирония заключается в том, что общество преуспевающих этой опасности как раз и не осознает и не хочет осознавать даже при наличии явных симптомов. Вспомним, с каким пренебрежением охранка относилась к так называемым большевикам во главе с неким Ульяновым. Куда как опасней считалось движение эсеров с их пресловутой «Боевой организацией» во главе с провокатором Азефом. Игры в кошку с мышкой обошлись вскоре двуглавой империи слишком дорого. Точно так же Паулю фон Гинденбургу, потомственному прусскому дворянину, фельдмаршалу и президенту Германии, и в кошмарном сне не снилось передать священный жезл власти бывшему ефрейтору Адольфу Шиклгруберу. А ведь пришлось, и с этого момента «коричневые маргиналы» заложили крутой вираж для всего мирового сообщества.
     Недооценивать и пренебрегать происками и устремлениями неудачников не только глупо, но и небезопасно. Хотя бы потому, что в своих устремлениях они могут зайти слишком далеко. Особенно, когда социум находится в неустойчивом бифуркационном (лат. bifurcation – разделение, например образование водораздела, то же, что горный хребет) состоянии. Тогда под приложением своевременного натиска и усилий мечта неудачника может воплотиться наяву. Пусть даже на время, которого, как у «красных кхмеров», окажется более чем достаточно, чтобы вогнать в землю треть населения своей страны и вновь уйти в подполье непролазных джунглей.
Добавим к сему, что имеющий синдром неудачника дерется за свою цель куда ожесточеннее, нежели человек успеха. Второму есть, куда отступить, и есть, чем торговаться, тогда как поднявшемуся из низов кроме своей не совсем удавшейся жизни предложить нечего.
 
     ...Правитель мощнейшего Хорезмского государства Мухаммед был разбалован властью, негой и роскошью. Вместо отпора на поле брани ордам Чингисхана он позорно оставил свои города и бежал в Иран, кончив бесславно жизнь на одном из островов Каспийского моря. «Если бы город сопротивлялся, я бы не взял Бухару никогда», – мрачно изрек предводитель монголов, осмотрев стены и арсенал этого мощнейшего полиса после его добровольного падения. Та же участь постигла и Самарканд. Армия государства, дотоле славившегося своими победами, так и не смогла собрать в кулак свою волю и перейти к жестоким сражениям. С монголами пытались торговаться и договариваться, обрекая тем самым свою жизнь в лучшем случае на прозябание в колодках. Для маргинальных «пассионариев» с окраин пустыни Гоби цветущая Средняя Азия стала плацдармом для дальнейших экспансий. Власяной монгольский аркан завис над прочими странами.
 
     Князь Торопецкий Мстислав Мстиславич по прозвищу Удалой в битве с монголами на Калке (лето 1223 г.) поступил совершенно иначе. Он единственный из двенадцати русских князей уцелел в той бойне. Хотя шел в авангарде и неминуемо должен был погибнуть первым, наткнувшись на бронированный кулак тяжелой монгольской конницы. Именно так и произошло. Но Мстислав повел себя в роковой момент парадоксально (может быть, потому, что его прозвище было Удалой?). Он со своим небольшим отрядом (не более полутора-двух тысяч воинов) сам атаковал собравшуюся в долине двадцатитысячную монгольскую мощь. Ударил из последних сил, идя на марше, не в центр вражеского войска, а наискось, почти во фланг, срезая угол каре. Расчет был гениален – монголы не будут перегруппировать под такой маленький отряд свою армию, а значит, есть шанс прорваться с боем к спасительному Днепру. Что и произошло. История нам донесла любимое изречение Мстислава Удалого: «Мертвые сраму не имут». (Интересная в психологическом плане фраза, и несет она в себе отрицательного, неудачного смысла больше, нежели положительного, даже «оптимистической трагедией» ее сложно назвать.) В ситуации полной безнадежности он действовал себе на погибель и вырвался из тисков смерти. Все остальные князья на Калке нашли свою смерть, хотя и обладали пятикратным преимуществом, по сравнении с монголами, в рати. Они ведь шли побеждать и грабить легкого врага, тем более что монгольские разъезды всячески поддерживали в русском стане эту губительную иллюзию.
 
     Неудачник лишен начисто робости, стыда и прочих невротических комплексов перед условностями социума, магией имиджа и харизмы, предрассудками и прочими «тормозами», в том числе и интеллектуальными. Именно для него применим знаменитый принцип «дурачка» Альберта Эйнштейна: «Все знают, что того-то и того-то сделать невозможно. Но вот приходит «дурачок», который этого не знает и делает открытие». Добавьте к сему отсутствие страха перед неудачами (сколько их уже было на его пути?) и уж тем более к отрицательной реакции окружающих. Потому что в его кармане – путеводная звезда, которой он истово поклоняется. Тем, чего как раз и не хватает успешным: авантюризма и смелости в дерзновениях, более чем в избытке обладают неудачники. Вот кто действительно, определив свою миссию, далее уже не сходит с пути.
 
     Англичанин Морис Уилсон еще в 1934 г., не имея элементарного альпинистского опыта, но свято уверовавший в провиденье Божье, без специального снаряжения, а, по сути, совсем без ничего (не было денег даже на сносный провиант) рискнет тем не менее в одиночку (!) покорить неприступный Эверест. Выше Уэльских вершин он дотоле никуда не поднимался. Техника прохождения ледников с ледорубом и кошками ему была неведома. Малоизвестный широкой публике, этот религиозный и одержимый человек станет газетной сенсацией того времени: продав свое имущество и купив подержанный биплан, в мае 1933 г. он на свой страх и риск... улетит в Индию, чтобы осуществить задуманное. Его замерзшее тело, лежащее в изодранной в клочья снеговыми штормами палатке на леднике Ронгбук со стороны Тибета, найдет в 1935 г. пятая британская экспедиция к Эвересту. При мертвом Уилсоне окажется дневник, прочтя который профессионалы будут поражены: одиночка-аматор смог достигнуть так называемой Северной седловины на высоте 7000 м. Для человека, не знавшего гор, он сделал невозможное. Впрочем, его рекорд уникален и по сей день: на Эверест «за просто так» туристы ведь не ходят. Лишь в 1982 г. опытнейший альпинист, получивший прозвище «гуру гор», – Райнхольд Месснер совершит свой беспримерный одиночный поход на высочайшую вершину мира (практически по тому же пути). До него почти за полстолетия такую попытку предпримет лишь один – не шибко процветающий мелкий предприниматель из старой Англии – некто Морис Уилсон.
 
     Имеющих комплекс неудачника можно достаточно легко вычислить. Они до предела амбициозны, лишены всякой адаптивности и не скрывают своих честолюбивых помыслов. Еще – им в жизни либо не везло, либо мешали другие, а к тому же неблагоприятно складывались обстоятельства. Так неудачники попытаются вам объяснить, почему у них так мало реализовано из задуманного. И это при их бросающейся в глаза жажде действий. Так что покидать свое поле боя такие люди отнюдь не намерены. Что и можно с успехом использовать.
 
     Гораздо осторожнее нужно относиться к скрытым неудачникам. Это те, которые прикидываясь «середнячками», тайно носят в кармане свой будущий маршальский жезл. Совсем плохо, если таковыми (людьми нормы или средних способностей) они и являются. Тогда беда. Потому что, придя к власти, «середняк» поголовно истребит все, что хоть на толику выше него самого. Та же участь ждет все непонятое. Ареал опустошения и разрушения будет впечатлять. Как после всех революций и диктатур XX в. Серые людишки, озабоченные комплексом неудач, но могущие заполучить власть всегда будут представлять угрозу любому прогрессивному обществу. Ну а в более мелких масштабах – любой процветающей фирме. Может быть, отчасти так быстротечен век в современном бизнесе?
Не путайте неудачников с перестраховщиками. И те, и другие обычно в среде аутсайдеров, но ничего общего у них нет. Самое интересное, что перестраховщики всегда достигают некоего положения в обществе, поскольку больше всего боятся споткнуться о какой-нибудь камешек на торной жизненной тропе. В конечном счете они всегда будут выбирать изо всех вариантов самый безопасный. В итоге – шампанское им положено только по случаю выхода на заслуженную пенсию. Впрочем, иногда перестраховщики губят закат целой империи.
 
     ...Кэптен Тосио Абэ был одним из лучших в стенах японского императорского военно-морского училища в Этатзиме (воинское звание «кэптен» в японском ВМФ соответствует званию капитан 1 ранга). До назначения на «Синано» – командир 10-го дивизиона эскадренных миноносцев, имел немалый боевой опыт, награды и пользовался почетом и уважением среди своих офицеров и матросов. Участвовал в морском сражении за остров Мидуэй в июне 1942 г., командуя флагманским эсминцем «Кадзагумо».
 
     Джозеф Инрайт – коммандер подводной лодки «Арчер-Фиш» («Рыба-меч»), до назначения капитаном на эту подводную лодку слыл неудачником и даже подавал лично рапорт об освобождении от командной должности как не оправдавший возложенных на него обязанностей. В его биографии несмываемым пятном для морского офицера – неудавшаяся атака 20 октября 1943 г. на японский авианосец «Секаку». В итоге – штабная должность и коротание вечеров за игрой в покер. Но именно этот молодой капитан потопит секретнейший и самый большой корабль этого класса в мире суперавианосец «Синано». Подлодка «Арчер-Фиш», ведомая своим капитаном-аутсайдером, шестью торпедами покончила с грозным голиафом, находясь в одиночном (!) патрулировании. Суперкорабль на марше прикрывали три эскадренных эсминца. Но то, что случилось глубокой ночью 29 ноября 1944 г., будет многие годы сокрыто тайной и покажется невероятным. Подлодка под командованием молодого коммандера Джозефа Инрайта устроила настоящую многочасовую охоту на элитный авианосец, невзирая на его тщательную охрану. У нее не было ни малейших шансов выжить, если бы кэптен Абэ принял бой. Но японский капитан панически боялся рисковать только что спущенным со стапелей секретным авианосцем. И он не мог предположить, что его преследует одна-единственная подлодка ВМФ США. Тем более во внутренних японских водах. Абэ уклонился от боя, и через несколько часов маневров и бегства авианосец получил четыре торпеды почти в упор ниже ватерлинии. Агония оказалась для «плавучего аэродрома» недолгой. Кэптен Абэ не пожелал расставаться со своим кораблем. «Арчер-Фиш» удалось уйти из-под бомбовой атаки и благополучно возвратиться из одиночного рейда. За ней навсегда закрепилась слава подлодки, которая потопила самый большой боевой корабль в мире. Джозеф Инрайт был награжден министром ВМС и продолжил далее свою карьеру в ВМФ США. Она у него сложилась вполне удачно.
 
     Мораль приведенного случая более, чем очевидна. Перестраховка в конечном счете несовместима с достижением цели. И уж тем более, если цель из ряда вон выходящих. Ну а насчет успеха... Джозефу Инрайту и его команде пришлось несколько долгих лет доказывать, что они в одиночку ночью потопили именно суперавианосец. Он ведь был секретный и в каталогах разведки ВМФ США не значился. Слава и награды придут позже, но работу свою команда «Арчер-Фиш» сделала чисто.
 
     Парадокс нашего времени заключается в том, что у нас зачастую сам успех уже многоразово перестрахован. Иной масштаб, другие измерения.
7.3. Ловушки успеха.
1
Если мне удалось подняться на 14 восьмитысячников и остаться живым,
это потому, что я всегда знал, когда нужно остановиться;
я чувствовал, когда риск был слишком велик.
Я терпел поражения, отступал в 11 гималайских экспедициях, и поэтому я жив.
Райнхольд Месснер
 
Достигнув успеха, можно чуток передохнуть и наконец поискать себе что-нибудь по душе.
Козьма Прутков, нудист. Под лучами счастья...
 
 
     Успех – награда, но не сама победа, достижение или цель. Мы как-то об этом не задумываемся, и напрасно. Вдумаемся в слова: «успех» – «успеть» – «спешить». Явно нужно где-то вовремя «засветиться», и тогда, пожалуй, все успешно, ибо – «успел». Даже на грубую вскидку – понятно, что процесс успеха не зависим от внутреннего целеполагания человека. Иными словами, успех всегда как бы навязывается той цели, которую мы преследуем. Как реакция одобрения или поощрения со стороны среды. Возникает почти тот же парадокс, что и с днем рождения, в который, по сути, должны поздравления принимать родители, ибо они все это «устроили». Точно так же и успех – он радость для «зрителей» и потому конфета для «действующего лица». Но того ли добивался на своем пути человек? Об этом ему вряд ли дадут возможность высказаться искренне. Подмена результата его одобрением уже само по себе – психоманипулирование. Потому попытка быть всегда и непременно успешным – ловушка, из которой можно не выбраться. Понадобится не только упорство, но и мужество противостоять обстоятельствам, сложившемуся мнению, стереотипам и временным неудачам. В конечном счете реализация собственной миссии – это тернии, ведущие к победе. Ну а что касается успеха, то он придет автоматически. Как реакция среды на достигнутый результат.
 
     Не нужно также бояться неудач и временных отступлений. Диалектика восхождения редко бывает линейно поступательной и прямой. Тем более надо уметь ждать и быть настойчивым. В свою очередь категория «непременно» может стоить в итоге очень дорого. В бизнесе и политике, равно как и на войне, выигрывает в итоге тот, кто рациональнее тратит ресурсы при достижении намеченных стратегических приоритетов. В таком ракурсе кратковременная неудача, безусловно, лучше кратковременной удачи. Да и любая серьезная цель никогда не дается «просто так», одним успешным рывком. Порой необходима глубокая и тщательная проработка намеченного пути. Со стороны это может показаться задержкой, топтанием на месте или даже отступлением.
 
     Еще один болезненный вопрос – корректировка цели путем развития обратной связи. Люди, могущие по ходу движения гибко изменять свои приоритеты, – весьма серьезные и опасные бойцы. Ибо они способны вовремя отказаться от задекларированного, но в конечном итоге гибельного для дела и личности варианта. Еще более сильны те, кто при этом не боятся показаться временно смешными, проигравшими, неудачливыми и т.д. Присмотритесь – большинство свои неудачи сваливает на обстоятельства, и лишь немногие готовы брать ответственность на себя.
     Чтобы развиваться – надо признавать свои недостатки. Лидерство или успех в современной интерпретации такого шанса человеку попросту не дает. Ему предписана только одна роль – преуспевающая. Искусственность жизненной позиции – специфическая особенность игр в успех. Но опять же человек способен к развитию и могуществу, только будучи абсолютно естественным в различных жизненных проявлениях.
 
     «Со стонами, шатаясь, иду вперед, ноги не держат, падаю. Тут я бросаю все, зарываюсь лицом в снег, содрогаюсь всем телом. Я внизу. Я и счастлив, и в то же время в каком-то отчаянии. Вон по валу ледника идет Нена. Я вижу себя извне, со стороны этого мира. «Я здесь» означает теперь «я там». Я прозрачен, я из стекла, а мир вокруг меня – это прочная основа моего я. Я могу видеть себя сквозь все мои оболочки и знаю, что и для Нены я сейчас прозрачен. Опершись на лыжные палки, некоторое время смотрю на нее. Потом меня прорывает. Вся огражденность исчезает. Я плачу. Как если бы все горизонты, все ограничения были преодолены. Все открылось, все эмоции освободились. Как далеко мне нужно было ходить, чтобы я наконец почувствовал себя раскрепощенным! Я сам теперь – открытое пространство. Чем больше я отрешаюсь от себя, тем больше мне хочется упасть на колени».
 
     Вот так предельно искренне и откровенно человек-легенда, «гуру гор» Райнхольд Месснер описывает свое возвращение с одиночного восхождения на Эверест (Месснер Р. Хрустальный горизонт. – М., 1990). Он не побоялся быть самим собой и, может быть, потому нашел в себе силы совершить дотоле невозможное – в одиночку покорить величайшую вершину мира. Месснер доказал: чем опаснее и рискованнее дело, на которое решается человек, тем менее значим в качестве целеполагающей мотивации фактор успеха. Он лишь «прилагающее», не более. Главным же является способность адекватно принимать решения в точке экстремума, т.е. реагировать сообразно ситуации, а не установке. Только так можно достигнуть победы, а не ее эрзац-подобия. Тем более, что современная тенденция требует от человека непомерного расточительства по поддержанию имиджа успеха.
 
     Гигантские расходы на рекламу и представительские расходы нынешних фирм и организаций – по той же причине. Ставка исключительно на брэнд, т.е. на «успешный» вид товара, грозит ловушкой для развития в стратегическом будущем: ведь непопулярных инвестиций не производилось. Успех сегодня – это поражение и проматывание средств на «вчерашнем» товаре завтра. Зато сегодняшний гадкий утенок имеет шанс стать в перспективе лебедем. Вообще перенос делового акцента с успеха на то, что оказалось неудачным, – стратегия менеджмента будущего. Иными словами, актуальным становятся именно проблемные моменты бизнеса, ибо в их разрешении и будет заложен потенциал дальнейшего развития.
 
     А пока что алтарь успеха не оскудевает. И жертвоприношений более чем достаточно. Жаль.
ГЛАВА 8. Харизма и ее тень
8.1. Харизма на сегодня и на завтра.
0
8.2. Вожделение чуда, или Идя навстречу пожеланиям.
0
8.3. Даяние и деяние.
0
«Видеть Больше»

Россия, г. Москва.

Елизавета Кострова

контактный телефон (whatsup): +7 (917) 579 19 71

lkostrova@gmail.com
У нас на сайте

г. Киев

+38 (097) 247-86-72

masterskaya.diagnostiki@gmail.com

 

Закрыть
Издательство: Ника-Центр, 2016 г. Твердая обложка, 156 стр.
Комментарии: 1
Добавить
Ольга
24 июня, 23:23
Хочу поделиться своими впечатлениями о книге «Психоманипуляции вокруг нас» очень интересная книга, раскрывает секреты и показывает, как нами манипулируют. Яркие, кричащие рекламные борды нам доносят скрытую информацию. Как опытные маркетологи удачно манипулируют сознанием людей, продвигая на рынок продукт, как не осознанно мы покупаем тот товар, который например нам не нужен, а благодаря рекламе мы спешим приобрести. Как пугает или вызывает не приятные ощущения, на подсознательном уровне, разработанная реклама влияет на провал или успех в продвижении. В этой книге очень хорошо изложены все принципы основ создания рекламы. Отличное пособие для начинающих маркетологов, книга написана легким и доступным языком. Рекомендую для развития.

Добавить комментарий

Закрыть
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.